sol2

Шеринговые бизнесы: отдельная отрасль экономики или просто инструмент?

В прошлом году интернет много шумел вокруг разбирательства ФАС против Google: регулятор требовал от американской корпорации снять ограничения на предустановку приложений, конкурирующих с Google Mobile Services, на мобильные телефоны с операционной системой Android. Тогда Google миролюбиво утверждал, что система полностью открыта к любым приложениям: пользователю достаточно скачать их в Google Play, и может использовать на здоровье, кто же мешает? Однако сторонники Google в этом споре занимали и более жесткую позицию: Google написал себе ОС, что хочет с ней, пусть то и делает: хотите так же – пишите свою операционку.

Работает ли это правило в современной экономике, в которой все больше процессов продажи и покупки переходит на онлайн-платформы: мол, хочешь другие правила – меняй платформу? И насколько государство должно вмешиваться в работу таких онлайн-площадок?

Недавно подобный вопрос поднимался на круглом столе по экономике совместного потребления, организованном РАЭК.  Термин «экономика совместного пользования» (ЭСП) или «уберизация экономики», объединяет под собой сотни онлайн-платформ, позволяющих людям и компаниям совместно использовать принадлежащие им ресурсы.

Уже сейчас эта сфера превышает по объемам 15 млрд долларов, а к  2025 году достигнет 335 млрд долларов по всему миру. И не мудрено: согласно исследованию РОЦИТ, 78% опрошенных готовы поделиться своим имуществом/предложить услугу для получения выгоды и  80% готовы взять в аренду или в обмен вещь или услугу от другого человека без посредников через онлайн-сервис. При этом 69%  тех, кто готов взять в аренду или в обмен вещь или услугу через онлайн-сервис, и 70%  тех, кто готов поделиться своим имуществом/ предложить услугу для получения выгоды, никогда не пользовались шеринговыми онлайн-сервисами. То есть потенциал роста таких сервисов колоссальный.

Учитывая возросший интерес государства к цифровой экономике, логично было бы вывести такие сервисы в отдельную отрасль и активно заняться ее регулированием. Однако не все так просто, и не факт, что очевидное решение – это правильное решение.

Еще 5 лет назад о шеринговой экономике мы слышали только в контексте Uber и отрасли такси. 3 года назад расцвели шеринговые сервисы в сфере аренды жилья, аренды авто, помощи по дому и ремонту. Сегодня мы говорим о фуд-шеринге, шеринге одежды, инструментов, велосипедов, бухгалтеров, парикмахеров, да и просто – шеринге своего свободного времени на разовую услугу. Пока эти сервисы касаются в основном частных предпринимателей или физических лиц, но кто запретит еще через три года говорить о шеринге отдела IT или исследовательской лаборатории, шеринге команды продаж, шеринге доставки нефти и газа, шеринге космических спутников в конце концов.

«Мы являемся противниками идеи того, что экономика совместного потребления должна регулироваться отдельно. Регулирование должно быть индустриальным. Делать отдельное регулирование для онлайн-сервисов и для оффлайн-сервисов — неправильно. И законодатель, и государство как регулятор не всегда поспевают за изменениями, происходящими в реальной жизни. Нам нужны новые подходы, которые будут заниматься не детальным прописыванием всего и вся, нужно задавать общие рамки, в которых будет достаточная гибкость и подвижность», — говорит Алексей Волин, Минкомсвязи России.

При таком повсеместном проникновении агрегационных платформ и темпах выхода в самые разнообразные сферы экономики, регулировать этот инструмент отдельно от рынка, на котором он оперирует, оценивать его отдельно от рынка почти невозможно. Ведь несмотря на  всю инновационность, онлайн-платформы используют все те же физические активы, которые использовали оффлайн-сервисы и задолго до их появления. Взять то же такси: при всей инновационности подхода и юзабилити инструмента, это все еще таксист, который везет пассажира. И рынок все-таки состоит из таксистов, везущих пассажиров, а не из системы купли-продажи. Потому что не будет таксистов – не будет и такси, и никакие агрегаторы не помогут. Тоже самое касается и гостиниц, аренды жилья, авиаперевозок и прочих сервисов услуг. Кроме того, онлайн-сервисы не генерируют и не производят новые услуги, а лишь эффективно координируют и дают пользователю новый удобный инструмент для их использования. А как можно рассматривать инструмент отдельно от ресурсов, для которых он предназначен?

На том же круглом столе, Департамент информационных технологий Правительства Москвы показал статистику: 90% москвичей используют интернет и 65% пользователей интернета в Москве  пользуются интернет-сервисами. И я сильно сомневаюсь, что все эти 65% пользуются чем-то кардинально новым, чем не пользовались до этого. Просто оффлайн сервисы в отдельных сегментах уже приспособились к новым реалиям. И скорее всего, это ждет все отрасли экономики: как с точки зрения бизнеса, так и с точки зрения законодательства.

Поделиться:

Добавить комментарий